Евгения Сафонова — пианистка, автор замечательных романов, комсомолка, спортсменка и, наконец, просто красавица! — поделилась своей историей: от пишущей машинки до контракта с крупнейшим российским издательством.

Товарищи авторы, не проходите мимо! Перед вами писатель с практически профильным образованием!

Евгения Сафонова
— Евгения, традиционный первый вопрос. Как такой разумный, адекватный человек стал писателем?

Спасибо за комплимент.

Я… просто сочиняла истории, сколько себя помню. Сначала разыгрывала их с помощью кукол и игрушек. Потом, когда научилась писать, стала переносить какие-то сказки на бумагу. А лет в 10, по-моему, мама сделала мне шикарный подарок – где-то раздобыла печатную машинку… Компьютера у нас тогда ещё не было, не могли себе позволить. За машинкой я просиживала всё свободное время, пока три года спустя мне всё-таки не подарили ноутбук. Тогда я и написала свой первый роман. В 13 лет, ага.

А дальше, в те же 13, были первые рассказы, которые мне и сейчас не стыдно перечитывать, Литинститут, публикация в альманахе… По окончании школы я всерьёз колебалась, куда же мне поступать – в музыкальный колледж или в Литературный институт. Насчёт последнего соблазн вышел большой, потому что поступление мне было фактически обеспечено: к тому моменту я уже два года посещала тамошние семинары, и я окончила школу с медалью, так что для поступления требовалось только пройти творческий конкурс и сдать этюд… Но в итоге я выбрала музыку, о чём и сейчас не жалею. Хотя я надеюсь, что моя жизнь всё-таки будет связана с литературой, но музыкальное образование многое мне дало.

— Как к вашему выбору отнеслись родители? Не приходилось писать тайком в нотных тетрадях?

Родители поддерживали все мои начинания. Мне ужасно с ними повезло. Могу откровенно сказать: я бы ничего не добилась без них. Мама бросила работу, чтобы заниматься моим воспитанием, и научилась водить, чтобы возить меня в хорошие школы, поскольку они были слишком далеко от дома. С детства прививала мне литературный вкус, постоянно подсовывала хорошие книги. Она же была первым читателем всего, что я писала, и помогала мне с вычиткой.

А папа… папа просто очень гордится мной и всеми моими успехами. Что в музыке, что в литературе. И всегда гордился. Не знаю, как бы он относился к моим занятиям, если бы этих успехов не было, но факт остаётся фактом – мне ни в чём не препятствовали.

— Как вы оказались в Литинституте?

Забавно, но через музыку. В те же 13 лет я стала стипендиатом небезызвестного фонда «Новые имена». А этот фонд занимается не только музыкантами, но и художниками, и поэтами. Поэтому мама невзначай сообщила организаторам, что я, мол, ещё и пишу, и меня отправили в Литинститут им. Горького, к замечательным мастерам Александру Торопцеву и Роману Сефу. Они разрешили мне посещать их семинары вместе с официальными студентами Лита. К тому моменту я как раз ушла из гимназии, где я училась, и перешла на обучение в экстернате, чтобы освободить время для занятий музыкой – а совмещать Лит с Гнесинкой было вполне реально. Как и с музыкальным колледжем, куда я потом поступила.

Собственно, этим я и занималась вплоть до поступления в консерваторию. Читала там свои рассказы, получала критику от профессоров и от студентов – почти все были минимум на 10 лет меня старше… Шишек набила много, но «что нас не убивает, делает нас сильнее». У меня были замечательные отношения с моими учителями, и они же в итоге посоветовали мне всё-таки идти в музыкальный колледж. Сказали, что в литературу я прийти всегда успею, что в неё лучше приходить позже, когда у тебя есть реальный жизненный опыт, когда тебе есть, о чём писать… Сам Торопцев, к примеру, окончил Лит, когда ему было уже 45. Я послушалась – и только потом поняла, насколько же они были правы.

— Как думаете, насколько посещение Литинститута облегчило вам путь? Можно ли овладеть теми же знаниями самому, почитывая книжки и статейки по литмастерству?

Гм… На самом деле я считаю, что «научить писать» нельзя. Если у тебя нет пресловутой «божьей искры», то тебе не поможет ни Лит, ни книжки, ни статейки. А если есть – то Лит, книжки и статейки тебе не так уж и нужны. Потому что главный учебник для писателя – другие книги. Художественная литература. Если ты много читаешь, и читаешь хороших авторов, классиков, мастеров жанра, если умеешь анализировать прочитанное – тебе не нужны никакие учебники. Книги сами всему тебя научат.

Я по себе замечала, что скачки в творческом развитии у меня чаще всего вызывала не критика учителей, не теория и не схемы на доске, а знакомство с тем или иным писателем, который потрясал меня до глубины души. Тогда я почти подсознательно впитывала его стиль, приёмы, которыми он достигает того или иного эффекта. И поначалу частенько писала, подражая своему новому «учителю» – но потом заимствованное преобразовывалось, смягчалось и становилось органичной частью моей писательской индивидуальности.

Ну и, конечно же, для писателя чрезвычайно важен жизненный опыт. Это будет, пожалуй, поважнее любой теории. И здесь я просто приведу цитату из Джека Лондона, которую обожаю и считаю чрезвычайно актуальной:

– Дурак! – кричал он своему отражению в зеркале. – Ты хотел писать и пытался писать, а о чем было писать? Что у тебя такого было за душой? Кой-какие ребяческие понятия да незрелые чувства, жадное, но неосознанное чувство красоты, дремучее невежество, сердце, готовое разорваться от любви, и мечта, огромная, как эта любовь, и бесплодная, как твое невежество. А еще хотел писать. Ты только еще начинаешь постигать что-то, о чем можно писать. Ты хотел творить красоту, но где тебе, ты же ведать не ведаешь, что она такое – красота. Ты хотел писать о жизни, но ты же ведать не ведаешь самых ее основ. Ты хотел писать о мире, о том, как устроен мир, а мир для тебя головоломка, и об этом говорили бы и твои писания. Но не унывай, Мартин, дружище! Ты еще напишешь. Ты уже знаешь кое-что, самую малость, но ты на правильном пути и узнаешь больше. Когда-нибудь, если повезет, ты будешь знать едва ли не все, что возможно. И тогда будешь писать.

Однако Лит, книжки и статейки могут ускорить твоё развитие, дать толчок в нужном направлении. Однозначно. Лучше заранее знать, на какие грабли не стоит наступать. В принципе, самообразование в этом плане немногим хуже: мне в Лите сильно мешало тамошнее предубеждение против фантастики и фэнтези, деление жанров на «высокие» и «низкие» и пренебрежение к последним. Собственно, поэтому я в итоге и перестала туда ходить – как только поняла, что на данном этапе меня тянет писать именно то, что мои учителя не признают по определению. Хотя я думаю, что в будущем ещё вернусь к сказкам и реализму.

Но Лит позволил мне с детства вариться в литературной среде. Подарил полезные суровые разборы моих текстов: причём от профессионалов, а не от сетевых читателей, которые зачастую не понимают каких-то вещей просто потому, что интеллектуальным и эстетическим уровнем не доросли – но претензии почему-то предъявляют автору. Дал крепкую теоретическую базу. Выработал серьёзное отношение и к своему творчеству, и к чужому, задал очень высокую планку того, к чему нужно в итоге стремиться. Привил мысль, что всё, что ты хочешь сказать, должно быть сказано в тексте, а не в комментариях под ним – частая ошибка сетевых авторов, разбалованных тем, что есть возможность обратной связи с читателем. Важность всего этого нельзя недооценивать.

Могут ли всё это дать книжки? Думаю, нет. Однако я считаю, что писатель вполне может обойтись и без этого. В конце концов, кто из великих классиков получал литературное образование? Да у многих даже высшего не было!

— Недавно вы подписали первый контракт с издательством. Изменило ли это ваше отношение к собственному творчеству?

Изменило, однозначно. Прибавило уверенности в себе. Послужило подтверждением, что я не зря этим занимаюсь, не зря думаю, что чего-то стою как писатель. И, конечно, когда у меня в руках окажется моя напечатанная книжка (тьфу-тьфу-тьфу), я наконец смогу спокойно говорить окружающим, что я писатель – и вот оно, документальное подтверждение этого факта, так сказать. Рассказы в альманахах и журналах не дают всего этого… И хотя публикация никогда не была для меня самоцелью, но бумажная книжка с моим именем на обложке – это то, о чём я мечтала всю жизнь.

Но, в общем и целом… я всё ещё пишу далеко не то, что хочу в конечном счёте писать. Я прекрасно понимаю, что, как и Мартин Иден, «только ещё начинаю постигать что-то, о чём можно писать». Думаю, изданная книжка не заставит меня зазнаться и задирать нос, играть в мэтра, тыкая всем в лицо своим контрактом и своей публикацией – как это, увы, бывает со многими авторами. Для меня это всего лишь одна из первых ступенек огромной лестницы, по которой я хочу взобраться. Но мне всего 23, так что времени у меня ещё хоть отбавляй. Надеюсь.

— Что планируете делать после завершения «Интегрировать Свет»?

Планов громадье. В ближайших – отредактировать три романа из других циклов, попробовать пристроить в издательство один из них. А потом… писать дальше. У меня в голове ждут своего часа готовые планы семи романов из разных серий, но я пока не знаю, за какой из них возьмусь в первую очередь. Посмотрим, как карты лягут.

— Можно ли быть одновременно и музыкантом, и профессиональным писателем?

Смотря, что подразумевается под «профессиональным писателем». Если ты хочешь зарабатывать книжками себе на жизнь – нет: потому что тогда ты должен каждые три месяца выдавать по роману, а это подразумевает, что ты только и делаешь, что пишешь. Если же не ставить деньги во главу угла, просто творить в своё удовольствие, а потом издаваться… Сложно, потому что и музыка, и литература требуют очень много времени – но можно. Почему нет.

Я в итоге поняла, что хочу посвятить свою жизнь именно литературе. Но в любом случае музыкант – это состояние души. Даже если ты не концертируешь или не вкалываешь преподавателем в музыкальной школе, а именно это светит большинству выпускников консерватории – ты всё равно остаёшься музыкантом. Любишь музыку, воспринимаешь мир по-особенному, слышишь высоту тона, с которым стучит капель. Играешь, поёшь, сочиняешь в своё удовольствие. Этого у тебя никто не отнимет. Я уверена, что музыкальное образование помогает мне слышать мелодику текста, накладывает свой отпечаток на моё литературное творчество, делает его более интересным и многогранным. И, по-моему, это здорово.

Познакомиться с творчеством Евгении Сафоновой:

Страничка на Самиздате: samlib.ru/editors/s/safonowa_e/

Страничка на Призрачных мирах: feisovet.ru/магазин/Сафонова-Евгения/

Страничка на Мастерской Писателей: writercenter.ru/profile/rhiannon

 

Подпишитесь на Рассылку, чтобы получать информацию о новых статьях:

Евгения Сафонова: Для писателя важен жизненный опыт

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.