Гигантский зомбиПовествование от первого лица («я увидела зеленокрылую пупырку» вместо «она увидела зеленокрылую пупырку») невероятно распространено, особенно в сегменте подростковой литературы. Книги, таким образом написанные, активно множатся и плодятся, но не у всех авторов получается выдержать правильный тон. Тут и там приходится наблюдать, как рассказ превращается в оду себе любимому (то есть, конечно, не себе, а протагонисту, но мы-то с вами знаем…) в ущерб другим персонажам и даже сюжету в целом.

Проверьте, не воздвигли ли вы себе нерукотворный памятник?

Каждое предложение начинается с «Я»

Авторы, пишущие от первого лица, нередко начинают уделять своему протагонисту слишком много внимания, забывая, что те вообще-то не одни на сцене. В результате получается этакая цепочка я-я-я, раздражающая глаз и оскорбляющая чувство прекрасного. Попробуйте поиграть с подлежащими и разнообразить синтаксис.

Неправильно: Я сбежала вниз по лестнице,  чувствуя, как бешено колотится сердце. Я слышала оглушительный топот и хрипы гигантского зомби за спиной. Впереди я увидела дверь в подвал, обещавшую надежное убежище. Я подбежала к ней, рванула на себя ручку и нырнула внутрь.

Правильно: С бешено колотящимся сердцем я сбежала вниз по лестнице. Позади оглушительно топотал и хрипел гигантский зомби. Дверь в подвал! До нее было не больше двух метров, а там — убежище. Я подбежала к двери, рванула на себя ручку и нырнула внутрь..

Все еще далеко от идеала, но, думаю, суть вы ухватили.

Кто-то слишком демонстративно думает

При повествовании от первого лица все, что вы пишете, является мыслями персонажа. Вроде бы очевидно, но не для всех. Некоторые авторы все равно продолжают лепить курсив, кавычки и атрибуцию, чтобы показать, что это мысли персонажа, а не… что-то. Чем это еще может быть?

Неправильно: Я не могла поверить, что это происходит на самом деле. «Гигантских зомби не существует, ведь так? — подумала я. — Должно быть, я сплю».

Правильно: Я не могла поверить, что это происходит на самом деле. Гигантских зомби не существует, ведь так? Должно быть, я сплю.

Простыни рассуждений вместо действия и диалогов

Мое любимое! Как просто, живописуя от первого лица, загнать все-все в авторский текст. Ведь именно так мы рассказываем истории друзьям — не разыгрывая сценки, не цитируя дословно диалоги, не меняя голос, позу и выражение лица в зависимости от того, кому принадлежит реплика (а если кто-то так делает, то лично мне уже на второй минуте хочется его придушить). Увы, беседа за рюмкой чая с подружками от художественного произведения отличается не только эффектом, оказываемым на печень. И тут придется кстати золотое правило: Что толку в книжке, если в ней нет ни картинок, ни разговоров?

Неправильно: — Что с тобой стряслось? — спросила Кирстен.
Я тяжело вздохнула. Она даже представить себе не могла, насколько безумной была моя жизнь. Ей бы никогда не пришло в голову, что за мной охотятся гигантские зомби — огромные, уродливые и вонючие. [Длинное описание гигантских зомби и история жизни героини и ее дружбы с Кирстен]

Правильно: — Что с тобой стряслось? — спросила Кирстен.
Я тяжело вздохнула.
— Ты даже представить себе не можешь, насколько безумна моя жизнь.
Я убрала рюкзак в шкафчик и огляделась по сторонам. Коридор был пуст, но надолго ли? Наклонившись к уху Кирстен, я прошептала:
— Зомби! Гигантские!
[Остроумный, конфликтный диалог, из которого читатель сможет почерпнуть информацию о гигантских зомби, жизни героини и ее дружбе с Кирстен]

Повествование от первого лица — прекрасный способ завлечь читателя и быстро установить с ним близкие отношения. Но, как видите, не все так просто и интуитивно понятно. Всегда надо помнить о возможных ошибках и перекосах. Ну и о гигантских зомби тоже забывать не стоит. Берегите себя!

 

Перевод статьи К.М.Уилэнд.

От первого лица: типичные ошибки
Метки:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.