Лидия Захарова: в глубине души я вообще не считаю фэнтези жанром

Лидия ЗахароваЭто не раздвоение личности, а просто интервью, данное несколько дней назад Ирине Успенской.

Сегодня мы встречаемся с победителем конкурса рассказов «Время духов и страхов», который проводила писатель Алина Лис.
Знакомьтесь, Лидия Захарова, фантастический писатель, автор фэнтези, человек увлеченный, талантливый и многогранный!

"- Знаешь, я думала, ты окажешься другой, - Дора отставила рюмку и потянулась, разминая плечи.
 - Какой?
 - Ну, более старой… мудрой… необычной. Тебе ведь почти шестьсот лет!
 Это был только второй шот текилы, но у Саран уже начала кружиться голова. Внутри разливалось что-то теплое и задорное.
 - Из них больше половины я провела в лесу, охотясь на зайцев. Нет, серьезно, ты хоть представляешь, каково это для оборотня впервые принять человеческий облик? Научиться ходить на двух ногах, разговаривать, завязывать шнурки? Задумайся, кто станет учить взрослую женщину тому, что знает каждый ребенок? Никому не знакомую женщину, вышедшую из леса, практически немую… Которая к тому же выглядит точь-в-точь как бабушка Линь в молодости. В то время люди были осторожнее и кого попало в дом не пускали.
 Дора хихикнула.
 - А мужчины?
 - А мужчины за последние триста лет мало изменились..."
 Из романа Л.Захаровой "Принцип иллюзии"

ФП: Добрый день, Лидия. Это ведь настоящее имя?

Л: Имя настоящее. Но не потому что с фантазией плохо — плохо с ленью. С псевдонимом же как выходит: надо постоянно думать, вот ты сейчас как частное лицо А выступаешь или как писатель Б? А потом помнить, кому соврал, когда соврал, что соврал… ну, как в одном известном фильме. В итоге проще было совершить каминг-аут перед друзьями и родственниками: да, я пишу.
И пишу фэнтези. Разное. Городское, псевдоисторическое, романтическое… Иногда лютую смесь всех троих. И в глубине души вообще не считаю фэнтези жанром. Это просто художественный прием, позволяющий абстрагироваться от ненужного, чтобы подчеркнуть действительно важное — сюжет и героев. Если конфликт получается ярче, когда воюют не Монтекки и Капулетти, а драконы и гоблины (не в обиду никому из веронских семейств), то обязанность каждого уважающего себя и читателей автора — запастись набором вышеназванных существ.То же самое касается декораций.
И это никак не связано с сегодняшней модой на ромфант. Возможно, мне повезло, возможно, я ко многим вещам отношусь проще, но мы с основной массой читателей смотрим примерно в одном направлении. Мне никогда не приходилось выбирать: написать для кого-то или написать для себя. Я вообще не понимаю, как можно писать «не свои» книги. То есть если ты книгу написал, она по определению твоя: с твоими мыслями, взглядами, тараканами и проч. И обещать никогда не писать «не своих» книг — это как пообещать не нарушать законы физики. Вы, конечно, можете попробовать, но у вас не получится. Гравитация — с**а бессердечная.

(далее…)

Яна Левская: Это удивительное чувство — на расстоянии прикасаться к чужим душам

Яна ЛевскаяЯна Левская — писатель, поэт, немного художник и просто человек, пишущий «книгу всей жизни». Всем читать, всем смотреть, всем слушать!

— Перед лицом Джахонтиса все равны, поэтому первый вопрос для всех одинаков: с чего все началось?

Если копнуть глубоко, то началось все с чтения книг перед сном. Папа читал вслух классиков фантастики, пока я еще не умела читать сама. Когда же научилась — стала выбирать книги по своему вкусу и выяснила, что фэнтези мне ближе. Урсула ле Гуинн и Андре Нортон — мои вдохновители. Сама взялась за перо в 98-ом. Причем произошло все буднично и спонтанно что ли. Я просто задала себе вопрос: «А почему бы не написать стих?» — и написала. Потом еще парочку. А дальше, распалившись, сразу ринулась в крупную форму — и заложила первый кирпичик в основание колосса под названием «Книга-Всей-Жизни».

— Как следует из самого титула, эта книга должна жить и развиваться вместе с автором. Много редакций уже претерпела?

Так и есть. Взрослею я — и взрослеет она. Редакций было множество. Не сосчитать. Переписывалась с чистого листа четыре раза. И каждый раз это была почти новая книга, хотя стержень оставался прежним. Мир расширялся, усложнялся, а вместе с ним усложнялись и цепочки сюжетных связей. Это все оттого, что я взялась за роман без элементарных знаний о технике написания не то что крупного, а произведения вообще. Так что учиться всему пришлось в процессе.

(далее…)

Корин Холод: Моя жена — это моя Муза

Сегодня жертвой моей непомерной любознательности стал широко известный в узких кругах Корин Холод — рыцарь, переводчик, демиург, мастер и заяц. Не обязательно в таком порядке. Как видите, личность крайне разносторонняя. Товарищ мало того что сам пишет, так еще и тратит немало времени на переводы сериалов («Игра престолов», «Флэш», «Стрела» и др.) и мастеринг дэнжей. Если последние два слова вам непонятны, ничего страшного. Читайте интервью, и все станет ясно.

Корин Холод— Самый банальный и глупый вопрос: кто тебя проклял, что ты решил стать писателем?

Я сам себя проклял, со знаком качества. Фразу о том, что человек, который слишком много читает, захочет написать свою книгу, я прочёл — не помню где (кажется, у Макса Фрая), но было мне на тот момент лет двенадцать-тринадцать. К тому времени я уже читал запойно, через год начал пробовать сам, и ни хрена у меня не получилось. Было огромное количество старых зарисовок, в основном — жуткая марти-стя, сплетённая с магией. Оттуда я черпал много идей в дальнейшем для своих дэнжей (словесных ролевых игр), но именно что только мыслей.

То есть, получается, что первые попытки писательства у меня начались, страшно подумать, шестнадцать лет назад. А пять лет назад я таки начал писать нечто более цельное, тогда у меня получилось хоть что-то завершить; это было «Братство». Тогда я ещё плотно сидел на diary.ru, и встретился мне там писательский флэшмоб из разряда «каждый день писать по страничке на заданную тему». Там были дни вроде дня уродливого здания, дня красивого здания, дня музыки, дня картинки… В общем, в итоге получилось двадцать пять страниц, я их перечитал и понял, что надо с ними что-то делать. И расширил. Писал по собственным воспоминаниям о моём окружении в 14-15 лет, когда мы были юны, наглы, и море было нам по колено, — писал, смешав эти воспоминания с тем, что уже нафантазировал.

А потом связал все это с уже придуманным мною Агентством, по которому водил дэнжи. И начал писать вторую книгу, уже про оное. А потом из тех же дэнжей возник ещё один сюжет, и ещё один, и ещё… И тут я уже понял, что это будет серия — и не просто сериал из разряда «а напишу-ка я ещё вот про эти приключения», а, если сравнивать с кино, — многосерийный фильм, как «Сердца трёх». И появился план на шестикнижие (хотя я всё-таки считаю, что первую повесть и первый роман стоит объединить под одной обложкой, и книг в таком разе будет не шесть, а пять), и стало ясно, что повествование будет цельное, движущееся к заветному финалу, — и, с другой стороны, в каждой книге будет рассказываться какая-то своя история, посвящённая каждая своим героям.

И заверте…

(далее…)

Almond: автор должен любить свое творчество

AlmondСегодня у нас в гостях Алексей (Almond) – создатель, совладелец и администратор Синего Сайта.

— Расскажи о себе. Почему решил посвятить себя сетевой литературе?

Я не посвящал себя сетевой литературе и не посвящаю сейчас. Писательству – да, сетевой литературе – нет. Мои рассказы, статьи и стихи, рисунки можно почитать и увидеть только на Синем сайте. Читатель может найти полный список всего в профиле автора (мой профиль) и в группе ВК.

Литературный опыт. Мне трудно его обозначить маленьким или большим. Просто он есть. С детских лет я ездил на всякие фанконы, писательские мастерские, конференции, встречи с известными авторами-фантастами, потому что был членом КЛФ (клуба любителей фантастики), который основала одна удивительная преподавательница университета, где я потом уже получил филологическое образование. А писать что-то начал еще раньше, уже и не помню – когда. Я не собирался становиться писателем, в те годы я вообще не знал, чем хочу заниматься, потому получил еще экономическое образование и одновременно управленческое. И как-то так получилось, что теперь работаю в сфере управления, занимаюсь инновациями, Public Relations – и я люблю свою работу.

Но писать я не прекращал никогда. К настоящему времени из «бумажных» публикаций — ряд научных статей, повесть о любви в региональном журнале, десять рассказов и несколько стихов (это уже благодаря Синему сайту).

(далее…)

Елена Ершова: Запахло медью – значит, льется кровь…

Сегодня в гостях у Джахонтиса Елена Ершова — писатель, поэт, художник и просто замечательный человек, автор фантастической серии «Царство медное».

Елена Ершова

— Традиции нарушать не стоит, поэтому первый вопрос: Елена, как вас угораздило стать писателем?

Потребность в творчестве была всегда, сколько себя помню. В готовые игрушки было неинтересно играть, а вот чистый лист бумаги таил особое очарование – это был целый мир. Твори! Рисовала на бумаге зверюшек, потом вырезала и придумывала им различные приключения. Но записывать истории начала не сразу. В литературу я пришла через поэзию. Музыка слов завораживала, а рифмы запоминались и придумывались сходу. Так и трудилась на ниве поэзии, изредка занося в тетрадки какие-то прозаические миниатюрки. Думаю, это был разбег, мой автодром, где я училась трогаться с первой главы, по ходу движения объезжать препятствия в виде сюжетных нестыковок и парковаться к финалу. Ну и, конечно, никуда не делись увлечения в виде поэзии, театра и рисования. Так и чередовала хобби, кочуя от берега к берегу, не приставая ни к одному из них. Пока однажды, четыре года назад, не случился прорыв.

IVdekZMT6qA

Один из элементов арттерапии – листок гнева. Инструкция проста: нарисуйте на листе бумаги свой гнев, или свои обиды, или любой другой негатив, а когда рисунок будет закончен – скомкайте его, порвите, выкиньте. Вместе с ним скомкаются и исчезнут ваши обиды и горести. Я набросала схематичное изображение парня в военной форме. А выбросить не смогла. Поняла: это мой литературный первенец. Он открыл дверь в мое сознание и оставил ее распахнутой. И следом в дверной проем хлынул его мир – мир, где сплелась славянская мифология и фантастика, научные эксперименты и древние предания, жестокость и любовь.

Так родился дебютный роман «Царство медное», за которым потянулся цикл произведений по этому миру.

(далее…)

Евгения Сафонова: Для писателя важен жизненный опыт

Евгения Сафонова — пианистка, автор замечательных романов, комсомолка, спортсменка и, наконец, просто красавица! — поделилась своей историей: от пишущей машинки до контракта с крупнейшим российским издательством.

Товарищи авторы, не проходите мимо! Перед вами писатель с практически профильным образованием!

Евгения Сафонова
— Евгения, традиционный первый вопрос. Как такой разумный, адекватный человек стал писателем?

Спасибо за комплимент.

Я… просто сочиняла истории, сколько себя помню. Сначала разыгрывала их с помощью кукол и игрушек. Потом, когда научилась писать, стала переносить какие-то сказки на бумагу. А лет в 10, по-моему, мама сделала мне шикарный подарок – где-то раздобыла печатную машинку… Компьютера у нас тогда ещё не было, не могли себе позволить. За машинкой я просиживала всё свободное время, пока три года спустя мне всё-таки не подарили ноутбук. Тогда я и написала свой первый роман. В 13 лет, ага.

(далее…)

Марина Аэзида: Всё началось, когда я дописала роман

Марина Аэзида — автор дилогии «Гибель отложим на завтра» и нескольких рассказов в жанре фэнтези. Недавно она взялась за написание исторического романа и готова поделиться первыми впечатлениями.

Марина Аэзида

— Марина, расскажи, с чего все началось? Ты проснулась однажды утром и поняла, что хочешь быть писателем?

Конечно, все началось не вдруг, не в один день. Не было и конкретной причины, по которой я решила серьезно заняться писательством. С чего же все началось? С того, что моим любимым предметом была литература, и я искренне огорчалась, когда звучал звонок с урока? Но это не причина…

(далее…)