Книжный снобизм

Надоели книжные снобы. Они почему-то каждый раз под новый год активируются. Они и всякие «списочники» — составители, распространители и почитатели списков а-ля «100 книг, которые должен прочесть каждый». А зачем? Кому должен?

Книжный снобизмКак?! Вы не читали Бабеля?

Ребята, я — редактор по образованию, я обожаю литературу и хочу потратить на нее большую часть жизни. Но даже меня до пупырышных мурашек удивляет, когда из худлита лепят этакого идола, лакмусовую бумажку, которая позволяет отделить правильных людей от неправильных. Потому что не работает этот ваш способ. И, право же, гордиться прочитанными книгами — это немного жалко. Я бы еще поняла, если бы вы их написали, а так? На дворе 21 век, по статистике, читать умеет почти 90% населения Земли. Сам навык складывать буковки в слова не делает вас особенным или уникальным. Вот понимать написанное (например, инструкции) и делать выводы — это да, это о чем-то говорит. Но ведь снобы гордятся не тем, что поняли и что-то вынесли для себя, а тем, что прочитали.

Кстати о «вынести». В чем практическая польза художественной литературы? С учебной, научной, справочной, прикладной все понятно. Но художка, простите, чем вам в жизни помогает? Настроение поднимает — да. Как развлечение она хорошо заходит. Но это дело вкуса, кому-то больше нравится слушать музыку, гулять или рисовать. Какие еще есть функции у художественной книги? Она учит? Учебник по физике вам даст куда больше, чем новый роман Пелевина. Расширяет кругозор? Маркес трепещет перед Википедией… да вообще любой энциклопедией или научно-популярным журналом широкой тематики. Развивает эмпатию? Так ее тренировать лучше на живых людях. Пообщайтесь с соседкой — узнаете много нового о своих ближних и их тараканах. И вообще, чем больше листаю интернетик, тем больше кажется, что книголюб — это такой замкнутый самовлюбленный хмырь, мизантроп и хам. В общем, личность довольно неприятная.

(далее…)

А для кого пишем?

В последнее время (весна что ли так на людей действует?) постоянно натыкаюсь на страдания молодых и гениальных, мол, не то у нас издают, не тех и не так. А если подойти, обнять и спросить, кто же виноват в этом безобразии, то выяснится, что виноваты вообще все — ну, кроме самого молодого и гениального, разумеется. Читатели не то читают, писатели не то пишут, издатели… об издателях вообще говорить без мата не получается!

superhero-303189_640Если задаться целью и расспросить еще подробнее, то нарисуется вот какая картина:

  1. Настоящий писатель (это, видимо, такой же мифический зверь, как настоящий мужчина или настоящая женщина) творит ради искусства и, в первую и последнюю очередь, для себя любимого. Если кому-то по ходу дела его творчество понравится — хорошо, если нет — ну и ладно. У человека такое хобби, он так развлекается. Его право.
  2. Но в это время ненастоящие писатели пишут не то, что хотят, а то, что нравится читателям, раскручиваются и становятся популярными. Разумеется, это бездари через одного, литературные проститутки и маргиналы — ведь не может же талантливый человек написать что-то, что понравится широкой публике!
  3. Не может, потому что публика, то есть массовый читатель, — это сплошное быдло. Они живут, не приходя в сознание, и читают все подряд… кроме написанного Настоящим писателем. Потому что не доросли, не понимают — и вообще он неформатный.
    (далее…)

Гении vs Ремесленники

«I only write when inspiration strikes.
Fortunately it strikes at nine every morning«.
William Faulkner

Что на великом и могучем означает: я пишу, только когда приходит вдохновение. К счастью, оно приходит каждое утро ровно в девять часов. Уильям Фолкнер.

Писатели любят делить собратьев по перу на логиков и интуитов, архитекторов и садовников, творцов и ремесленников… О последнем разделении и хочу поговорить. Вы, должно быть, заметили, что в заголовке статьи идет «гении vs ремесленники», а не «творцы vs ремесленники». Сейчас объясню, с чего вдруг я решила использовать пафосное «гений».

Если совсем коротко: иначе назвать людей, которые отвечают всем признакам, приписываемым себе творцами, я не могу. Ну, посудите сами. Эти выдающиеся личности пишут исключительно в присутствии музы, не подстраиваются под низкие вкусы публики, творят лишь для себя или для группы избранных ценителей, им не нужны подсказки, планы, схемы, методики… Замысел приходит к ним сразу и целиком, во всем своем блистательном совершенстве — истинный шедевр.

Я так не умею.

(далее…)

Почему я не люблю литературные кружки

Стоило нажать на одну ссылку, тут же выпрыгнули еще две. Это я про литературные курсы. Один от Литинститута, другой — от Союза Писателей. Первый просит 5 штук в месяц, второй — 70 за семестр. Покажите мне авторов, которые в начале карьеры получают столько за книги.

Все это натолкнуло на мысли о целесообразности. Сразу хочу уточнить: я всецело за обучение писательскому мастерству. Существуют объективные критерии качества текста, разработаны методики, способы и инструменты создания произведений, есть опыт предков, есть запросы современности — писатель все это должен знать и учитывать.

И прекрасно, если речь на всех этих курсах идет именно об этом. Если кто-то не способен сам откопать нужную информацию (которой в сети вагон и маленькая тележка. Сразу встает вопрос, как эти писатели будут проводить исследования для своих книг. Полностью забьют на матчасть и обоснуй?)… так вот, если кто-то не может или просто лучше воспринимает информацию на слух, нуждается в психологической поддержке, морковке перед носом, чувстве локтя, круговой поруке и т.д. — на здоровье! Лишь бы помогало.

Но есть ведь и другие сообщества. Чаще всего это сборища любителей (с парой публикаций на всех, либо вообще без них), которых объединяет лишь наличие интернета и желание творить. Чем они занимаются?

литературные кружки

(далее…)

Энциклопедисты 21 века

Энциклопедистом можно было быть в 18 веке, в 21 тот же объем и размах знаний называют, как правило, разносторонней недоразвитостью. Пытаться узнать все — дело неблагодарное. Тратится уйма времени на чтение книг, прослушивание лекций и выполнение практических заданий, а в итоге ты оказываешься не умнее обезьяны с википедией. В разговоре со спецом неминуемо наделаешь кучу ошибок, а не спец едва ли сможет оценить диапазон тем, на которые ты при случае можешь порассуждать.
Но легких путей мы не ищем…

Энциклопедисты

(далее…)

Мифы в литературе

Мифы и истории, на которых мы выросли, имеют огромное значение. Как и чувство прекрасного, они воспитываются в людях с самого детства. Те, с кем мы жили в раннем детстве, кажутся нам наиболее красивыми, наиболее правильными. И в дальнейшем мы ищем кого-то похожего, но не совсем — чтобы избежать инцеста. Это биология.
Применима ли та же схема в литературе? Книги, прочитанные в детстве, становятся ли они ориентирами на всю жизнь? Что-то мне подсказывает, что это так. А какими история всех нас потчевали в детстве? Сказками в основном. В форме книг, мультиков или художественных фильмов, мы так или иначе получали один и тот же сказочный контент. Считается, что сказки и притчи с их черно-белой моралью учат детей, что хорошо, а что плохо, настраивают их нравственный компас. Так почему бы не предположить, что вместе с нравственностью строится и эстетическая шкала?

мифы

(далее…)