Как написать книгу, к которой читатели станут возвращаться снова и снова?

Смиритесь с тем, что у некоторых читателей есть отвратительная привычка перед прочтением заглядывать в конец книги, читать последнюю строчку, искать в сети спойлеры или расспрашивать знакомых. Еще до того, как Гарри получит письмо из Хогвартса, они узнают, что шрам не побеспокоит его еще девятнадцать лет. Они заранее знают, что Дарт Вейдер — отец Люка и что Лору Палмер убил ее отец. Подобное действие способно убить вашу книгу? Очень жаль. Если все держалось лишь на том, что читатель не знает, то фактор перечитываемости у книги невысок. Как это исправить? Давайте разбираться.

Что такое фактор перечитываемости?

Вот это поворот!Многим кажется, что вопрос «что же случится дальше?» — самый главный в художественной литературе. Если читатель не глотает текст, не перелистывает отчаянно страницы, то книга не удалась. И, честно говоря, спросить с подобным утверждением сложно. Да, разумеется, читателю должно быть интересно. Но насколько ему должно быть неожиданно? В одной из прошлых статей мы уже говорили о том, что на самом деле читатели не особенно жаждут удивляться. Иногда выполненное обещание, сбывшееся предсказание, работают даже лучше «вотэтоповорота»!

Возвращение к любимым историям

У меня много любимых книг, одну какую-то выделить сложно, но перечитать хочется далеко не все. Есть даже среди любимчиков особенные произведения, к которым тянет снова и снова. Их хочется заново пережить, перепрочувствовать, вглядываться в слова, проговаривать вслух отдельные фразы, вздрагивать, когда на сцене появляется главный злодей, и плакать, когда герои наконец уже… Ну, вы и сами знаете. Уверена, у каждого есть такие книги/фильмы/музыка, которые можно гонять по кругу, пока глаза не вытекут и уши не отвалятся.

Самое потрясающее в таких книгах — это то, что с каждым новым прочтением реакции не притупляются. Иногда они даже становятся острее, ярче. Это — фактор перечитываемости.

Книга, которую хочется перечитать

(далее…)

Гера Симова: По темному тоннелю сладострастия грохочет эротический состав

ЭротикаСейчас в моде эротика, особенно в ЖФ (женском фэнтези). Никогда раньше в книгах не было такого количества откровенных сцен, в которых герои скользят по тонкой грани, где физиология вот-вот может возобладать над чувствами. В попытке разнообразить действия и ощущения своих персонажей, авторы придумывают всё новые и новые названия для знакомых и привычных вещей. Некоторых в творческом порыве заносит, а в результате читатели получают фейерверк гипербол, уводящий их куда-то в запределье писательской фантазии. Но в этом есть и положительный момент: всегда можно в красках попытаться представить себе, как написанное могло бы выглядеть в реальной жизни.

Я тоже люблю клубничку и прочие фрукты, поэтому предпочитаю сказки для взрослых девочек. Они горячат кровь, будят фантазию, а иногда даже укрепляют здоровье – утверждает же людская молва, что смех продлевает жизнь. Поскольку в моих книгах сексуальным отношениям героев уделяется много внимания, я особенно пристрастно отношусь к подобным моментам и в книгах других авторов. В результате у меня появилась увлекательная подборка «Эротические перлы», а собственное отношение к написанию горячих сцен пришлось пересмотреть.

Штампы

Он может всю ночь услаждать партнёршу, которую окончательно предало тело после первого же захватнического поцелуя. Это уже не возбуждает, а вызывает нервную дрожь и оскомину. Любовники, срывающие горло от криков, кажется, орут не от избытка чувств, а от марширующих или скачущих по их телам мурашек. Если вспомнить некоторые моменты из текстов, то вопли страдальцев выглядят вполне оправданно.

(Мужчина покрывает поцелуями) «Опухшие губы, пунцовые уши, шею, покрывшуюся пищащими от счастья мурашками…»
«Он же начал выводить по моему телу неведомые узоры, от которых в разные стороны разбегались возбуждённые мурашки».

(далее…)

Контрольный список для отзыва на роман

Недавно мы выяснили, как написать четный отзыв и не обидеть автора, сегодня поговорим о содержательной части этого отзыва. Предоставленный список, разумеется, не является абсолютно полным, правильным и единственно возможным. Но от него можно плясать, составляя собственные версии.

Контрольный список

(далее…)

Темп и напряжение

Темп и напряжениеЧасто приходится слышать, что темп повествования и напряжение — чуть ли не самое важное в книге. Все знают, что темп должен отражать замысел автора (высокий — для триллеров, низкий — для эпичного и всеохватывающего), что напряжение должно возрастать, чтобы взорваться подобно трансформаторной будке в момент кульминации. Но очень немного говорится о способах, которыми можно управлять темпом и напряжением. Легко почувствовать, когда в книге что-то не так, а вот поймать ошибку за хвост и исправить — намного сложнее. Но мы попробуем.

Темп. У вас бывало такое, что уже пора собираться на работу, заняться делом, сходить в магазин или приготовить ужин, но ничего не выходит, потому что книга не отпускает? Вы просто не можете отложить ее сейчас. Страницы словно сами собой перелистываются, глаза бегают по строчкам, нос почти касается бумаги? Вы забываете про сон и еду. К моменту, когда книга наконец заканчивается, вы дрожащей рукой берете телефон и записываетесь на прием к психотерапевту.

Неважно, о каком жанре идет речь, умение управлять темпом повествования пригодится всем авторам. Но надо понимать, что универсального решения нет. Нельзя добавить какую-то фразу или эпизод — и книга тут же станет мега-бестселлером. Темп создается сразу на нескольких уровнях: композиционном и сюжетом, синтаксическом и фонетическом и т.д.

(далее…)

Искусство динамичного диалога

Диалог

Синдром «говорящих голов» — настоящая чума молодых писателей. Начинается диалог, персонажи обмениваются несколькими репликами, и еще, и еще… и вот читатель уже не понимает, кто говорит, что происходит, где находятся персонажи и что они делают.

Главная причина — страх перед постоянным «сказал/сказала». Кто-то когда-то внушил начинающему автору, что атрибуция — это плохо, и теперь он воодушевленно ее вырезает везде, где найдет. Или заменяет простое слово сложным синонимом. Или добавляет наречия: «быстро сказал он», «презрительно сказала она» и т.д. Само по себе это не страшно и в разумных количествах тексту не вредит. Но ведь «разумное количество» — это такое расплывчатое понятие… К тому же все эти «быстро», «презрительно», «с жаром» и т.д. — это классический пример рассказывания вместо показывания!

То же самое с синонимами. Один-два на страницу читатель переживет, но если эти «прорычал», «проговорил», «воскликнул», «произнес» и т.д. полезут из каждой фразы… читатель вскоре запишется в местную команду по «литрболу» и начнет пить каждый раз, когда вы употребляете что-то вычурное вместо нейтрального «сказал».

«В слове «сказал» нет ничего страшного», — сказал он.

Для начала запомните элементарное правило: «Сказал» или «сказала» —  это нормальное и практически незаметное слово. Читатели едва обращают на него внимание. Это хорошо. Чем меньше «слов» читатель замечает, тем глубже погружается в историю. Поэтому самое простое, что вы можете сделать, чтобы улучшить диалог, — это добавить в нужных местах «сказал N.»  или «сказала M.».

(далее…)

Как написать флешбэк

Флешбэк или флэшбэк (англ. flash — вспышка, озарение; back — назад), обратный кадр — в искусстве — художественный приём, временное прекращение повествования сюжетной линии с целью демонстрации зрителю событий прошлого.

Истории бывают удобные и неудобные. Первые состоят из сцен, разделенных небольшими временными промежутками и вмещающих в себя все, что необходимо знать читателю. С ними просто. Вы начинаете с начала и пишете до самого конца.

Со вторыми сложнее. Они, словно капельки ртути, растекаются по временной карте: сцены настоящего, сцены детства главного героя, сцены позапрошлого вторника или тысячелетия (привет, Михаил Афанасьевич!). И даже после проверки ни одна из них не оказывается лишней. Поэтому вы собираете волю в кулак и говорите себе: я должен написать флешбэк.

А дело это опасное. Потому что даже у самого гениального флешбэка есть один огромный недостаток: он уже случился. Флэшбеки находятся вне времени вашей истории и потому, как ни пиши их, уже устарели. Вчерашний хлеб всегда будет менее вкусным, чем свежеиспеченный. А события во флешбэке — менее увлекательными, чем те, что происходят в настоящем.

Но, несмотря на это свое досадное качество, флешбэки частенько оказываются полезны. Они помогают читателю понять мотивацию героев, рассказывают, как те докатились до такой жизни, с чего все началось и почему вдруг стало таким, наконец, они просто сообщают нужную информацию о событиях, которые произошли слишком давно — десятки, сотни лет назад.

Как написать флешбэк

(далее…)

От первого лица: типичные ошибки

Гигантский зомбиПовествование от первого лица («я увидела зеленокрылую пупырку» вместо «она увидела зеленокрылую пупырку») невероятно распространено, особенно в сегменте подростковой литературы. Книги, таким образом написанные, активно множатся и плодятся, но не у всех авторов получается выдержать правильный тон. Тут и там приходится наблюдать, как рассказ превращается в оду себе любимому (то есть, конечно, не себе, а протагонисту, но мы-то с вами знаем…) в ущерб другим персонажам и даже сюжету в целом.

Проверьте, не воздвигли ли вы себе нерукотворный памятник?

(далее…)

Избавляемся от речевых клише

Что такое клише? Если верить Википедии, то стандартные образцы словоупотребления, типовые схемы словосочетаний и синтаксических конструкций, а также общие модели речевого поведения в конкретных ситуациях. Очень удобное определение — и объясняет, и наглядно показывает, ведь научная речь практически полностью состоит из клишированных фраз.

Но что русскому хорошо, то немцу — смерть. В нашем случае в роли Ганса выступает язык художественной литературы, где клише — это фу-фу-фу, за которое авторам полагается а-та-та. Все вроде давно с этим согласились, но избавить литературу от заезженных и зажеванных выражений все равно пока не получается. Как клише пробираются в книгу? И как их оттуда вывести?

Избавляемся от речевых клише

(далее…)

Первое предложение вашего романа

Некоторые части романа можно переписывать бесконечно. И, пожалуй, труднее всего определиться с началом, ведь первое предложение должно тут же зацепить читателей, познакомить их с миром произведения, его героями, обозначить конфликт, быть образным, понятным, ярким…

Например, я больше года думала, с чего начать «Нефритовую бабочку». Вариантов было несколько, они регулярно сменяли друг друга, правились, объединялись, менялись местами… Поэтому, если кто-нибудь мне скажет, что «Стоит признать очевидное: демоны умеют убеждать» — это плохое первое предложение для романа в жанре городского фэнтези, я начну убивать. Вот без шуток.

Для тех же, кто еще не определился, предлагаю статью Jacob M. Appel (в конце концов, сколько уже можно перевирать имена?) о том, как придумать убойную первую фразу для вашего романа.

первое предложение

(далее…)

Начало романа: Не надо так

Начало романаСобрались как-то литературные агенты и решили пожаловаться на жизнь, то есть, разумеется, на нерадивых писателей. Охали, ахали, жилетки друг другу портили… но оказался в их рядах засланный казачок, который втихую все их жалобы записал и народу передал.

Итак, встречайте: О чем говорят литагенты, или Как не надо начинать роман!

Ложное начало романа:

«Не люблю, когда главный герой умирает в конце первой главы. Зачем я тратил на него время? Обманули!» Криккет Фримен

«Не люблю, когда начальные сцены оказываются сном. Ты думаешь, что все взаправду, а потом протагонист просыпается. Подстава». Лори Маклин

(далее…)