Удивить читателя

О том, как удивить читателя (и хочет ли он на самом деле удивляться), можно рассуждать бесконечно. С одной стороны, в хорошей сцене должна быть хотя бы одна маленькая неожиданность. Если все предсказуемо, то и читать, по сути, незачем. Но в то же время неожиданность должна вписываться в некоторые рамки, а значит, по определению, быть не такой уж и неожиданной. Это сложно. И, боюсь, никто еще не придумал универсальной формулы.

Читатели тоже делу не помогают. Они знают, что вы готовите для них вечеринку-сюрприз, и ждут, что на них сейчас что-то выпрыгнет. То есть вы знаете, что придется удивлять, они знают, что вы попытаетесь… в итоге получается уныло как прабабушкины именины. Но не торопитесь стреляться. Выход есть. Очевидный и старый как мир. Эмоции.

1. Эмоциональные качели

В двух словах, как это работает. Читатель ждет, что сейчас будет какой-то подвох, и тут у вас ровно три варианта:

  1. Дать читателю то, что он ждет, и уйти из профессии.
  2. Устроить такую подставу, что даже самые мужественные вздрогнут (привет, Джордж Мартин!)
  3. Устроить маленькую пакость, позволить читателю расслабиться, а потом уронить на него метеорит.

Как вы понимаете, последние два варианта требуют силы воли. Вам придется стать самым страшным и безжалостным злодеем. Если читателям понравились герои, они ждут, что те будут мучиться, но в меру. Выйдите за рамки этой меры. Или сделайте вид, что самое страшное уже позади, а потом хорошенько припечатайте своих героев глобальной проблемой. Тут особенно важен контраст.

2. Что вижу, то и получаю

В произведениях не очень добросовестных писателей нередко можно встретить так называемую «очевидную драму». Чаще всего она вылезает в диалогах, но и другими элементами романа не брезгует. Суть ее в том, что все действие (или диалог) разворачивается прямолинейно и в соответствии с изначально заданным вектором.

Например, автор говорит, что персонаж счастлив, и тут же показывает скачущего по полянке героя, который собирает ромашки и насвистывает любимую мелодию. А в следующий раз автор утверждает, что персонажу грустно — и персонаж демонстративно грустит. Или, мое любимое, у персонажа проблемы с девушкой:

Она: Мне с тобой плохо. я ухожу.
Он: Я знаю, прости. Но вспомни, как воспитывал меня отец, какой ужасный пример он показал.
Она: Мне все равно. Я больше не могу терпеть. Прощай.
Он: Я все еще люблю тебя, но не могу заставить остаться.

Если в такой манере написан весь роман, становится жутко. Потому что текст получается абсолютно плоским и скучным. Нет эмоциональных перепадов, иронии, подтекстов и скрытых мотивов. Чему удивляться? В принципе, читателю достаточно нескольких первых предложений эпизода, чтобы понять, что произойдет на следующих пяти страницах.

Лечится это довольно просто: добавьте контрастных эмоций. Пусть персонаж сомневается и не доверяет своему счастью и окружающим ромашкам. Пусть грустит из меркантильных интересов, ожидая, что его сейчас начнут жалеть и что-нибудь подарят. Пусть девушка на самом деле пытается не уйти, а подтолкнуть молодого человека сделать следующий шаг. А может, она смертельно больна и не хочет признаваться? Или она и есть его отец-трансвестит?

Короче, если хотите удивить читателя, то ничто не должно быть простым и очевидным. А если вдруг получилось таковым, то уже на плечи персонажей ложится священный долг не верить, тупить и сопротивляться. Иначе скучно.

3. Вдруг из маминой из спальни…

Противоположностью «очевидной драмы», как можно догадаться, является драма неочевидная. Разберем на примере, что это за животина и как с ее помощью можно удивить читателя.

Допустим, ваш рыцарь только что победил дракона и готов подняться по лестнице в самую высокую башню, чтобы поцеловать принцессу. Читательницы приготовили платочки и затаили дыхание. Что может сделать автор, если по сюжету рыцарь действительно должен ее поцеловать? Самое простое — отвлечь героя. Поломался во время боя амулет, подаренный покойной матушкой. В последней ступеньке обнаружился тайник со странными документами или зельями. На стене в комнате принцессы висит портрет старшего брата рыцаря — откуда он там?

То есть все знают, что рыцарь, убивший дракона, поцелует принцессу — и он ее поцелует, не вопрос! Только это не станет самым главным событием сцены. Потому что главное событие обязано быть неожиданным! Оно должно не только удивить читателя, но и заставить листать дальше с утроенной скоростью. Как только одна интрига начинает ослабевать, в дело вступает следующая. Долго и счастливо герои могут жить только за кадром, все остальное время им придется отрабатывать чернила.

4. Ложка дегтя

Еще раз: герои художественных произведений — самые несчастные люди на свете. Ничто и никогда не получается так, как они изначально задумывали. Пикник на лужайке непременно испортит гроза, скандал или нашествие инопланетян, а финальная битва одновременно станет свадьбой (третью часть «Пиратов Карибского моря» все смотрели?).

А теперь пренеприятнейшее известие: читатели давно об этом знают. Если солнышко ярко светит, пушистая северная лисичка не за горами. Если у героя не остается шансов выжить, жди Чака Норриса. Выход? Все то, о чем говорилось в первом пункте: либо вылезаете за рамки ожидаемого, либо щедро раскидывайте мелкие неприятности, чтобы у большой беды было больше шансов подкрасться незаметно.

Или не делаете ничего. Предзнаменования и нагнетание обстановки тоже эффективны и отлично бьют по нервам, если знать, как ими пользоваться. А главное правило остается прежним: не дайте читателю заскучать!

 

По мотивам статьи К.М. Уилэнд

 

Подпишитесь на Рассылку, чтобы получать информацию о новых статьях:

Удивить читателя: миссия невыполнима
Метки:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.